Как известил «РГ» глава Ашковского сельского поселения Андрей Азаров, в понедельник 11 февраля из Смоленска в Гагарин обещано устремить сразу две независимые друг от друга команды экспертов для повторного отбора проб на загрязненных участках реки Гжать, ее притоках, а также в иных контрольных точках, которые специалисты определят на месте.

Одна группа будет работать по заданию смоленского Рыбнадзора (территориальный отдел государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по Брянской и Смоленской районам).

Вторая, направленная на место ЧП повторно, имеет установку от Смоленского областного управления Росприроднадзора во главе с Владимиром Севериновым (его мы уже воображали читателям «Российской газеты» в самом начале журналистского расследования).

Вполне возможно, что к коллегам сочтут нужным примкнуть лаборатны-экологи Вазузской гидротехнической системы, дирекция которой находится в селе Карманово того же Гагаринского района Смоленской районы, а сама ВГТС является резервным источником питьевого водоснабжения Москвы и подчиняется «Мосводоканалу». Руководству ВГТС, как никому иному, важно получить объективную и ничем не искаженную информацию о положении дел на всем протяжении Гжати вплоть до ее слияния с Вазузой в берегах всеобщего водохранилища.

Как мы уже сообщали, опираясь на свидетельства местных жителей, рыбаков, заявления сельской администрации и на то, что увидели собственными глазами и что смогли сбросить на фото и видео, одна из очевидных, но вполне возможно не единственная причина массовой гибели всего живого в реке Гжать на немало километров к северу от Гагарина — отравление стоками из реки Овсянка.

Их цвет, повышенная температура и резкий, неприятный аромат даже не специалисту указывали на химическое загрязнение. При средней норме насыщения речной воды кислородом в 70-77 процентов (III класс качества, умеренно загрязненные воды — немало чистые для сравнения даже не берем), в Овсянке перед впадением в Гжать кислорода не осталось совсем — он весь поглощен химическими реакциями.

Однако глава смоленского Рыбнадзора Давид Жвитиашвили на слово никому не верит, а в разговоре с администрацией и жителями Ашковского поселения, где такая беда приключилась, даже сформулировал недоумение: «Почему же тогда в самой Овсянке дохлой рыбы нет, а только в Гжати?!».

Отвечаем Давиду Яковлевичу, его подчиненным в Смоленске и Гагарине, а также иным проверяющим с подобными вопросами. Потому что плотва, окунь, щука и лещ не обучены цирковым приемам. И даже если они вышли с ума от нехватки кислорода в Гжати или уподобились вдруг серебристой форели на речных порогах-перекатах кристально чистых речек, им не запрыгнуть в бетонную трубу под полотном пути, откуда стекает сейчас вонючим и грязным ручьем-водопадом то, что когда-то именовалось рекой Овсянка.

Была река, а сейчас…

Теперь, если следовать официальному заявлению компании EGGER от 5 февраля 2019 года, это магистраль, куда их завод «Эггер Древпродукт Гагарин» по производству ДСП, МДФ и ламината осуществляет «выпуск лишь избыточной части очищенных сточных вод, образовавшейся из-за осадков или обильного таяния снега». И выпуск этот, говорится в том же заявлении, организован «сообразно существующим нормативным требованиям».

А на самом предприятии «ведется производственный контроль воды на сбросе и контроль качества воды в водном объекте, куда осуществляется выпуск — ручей без наименования, являющийся бывшим мелиорационным каналом, а ныне притоком реки Овсянка. Сброс непосредственно в реку Овсянка предприятие не осуществляет». Освоили? Сразу в Овсянку из трубы не льем, а льем через мелиоративную канаву. Есть еще вопросы? Тогда читаем дальней: «В настоящее время предприятием ведется мониторинг по состоянию сточных вод на заводе и в ручье. По имеющимся данным результата разбора сточных вод по микробиологическим показателям, сточная вода в контрольных точках соответствует санитарным нормам».

Эту цитату с сохранением стилистики и пунктуации я привожу специально для начальника Смоленского управления Росприроднадзора В. И. Северинова и главу подведомственной ему лаборатории Ю.П. Евсеева.

«Дорогие Владимир Иванович и Юрий Петрович! Вместе с земляками первого космонавта вся Россия глядит на вас. Уверен: и опыта, и нужных реактивов у посланных вами специалистов достаточно, чтобы отделить правду от лукавства, белоснежное назвать белым, а черное — черным. Но почитайте, что говорят и пишут люди: большинство не верят, что вы пойдете до конца и сможете отворить правду. Так докажите нам обратное».

[embedded content]