Прогнозы ученых об увеличении резервов тихоокеанской сардины сбываютсяВ первой декаде июня, почти на месяц ранее ожидаемого, тихоокеанская сардина, известная во времена СССР как «сельдь иваси», пришагала в российские воды. Уже сейчас рыбаки могут ловить ее в береговых водах курильского острова Кунашир.
Наука говорит «да»
Как находят ученые, столь ранний подход свидетельствует об увеличении резервов вида, так что их прогнозы сбываются.
— С одной стороны, — считает врио директора ФГБНУ «Негромко­океанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр» (ТИНРО-Центр) Алексей Байталюк, — немало ранние миграции сардины в российские воды дают возможность рыболовам раньше приступить к промыслу. С другой — это риск. Она может покинуть наших пользователей без вылова уже в конце августа. Сардина — мигрирующая рыба, и добытчики должны постигнуть: она может неожиданно прийти и неожиданно уйти, — добавляет он.

декламируйте также

Алексей Байталюк напоминает: говорить о возвращении иваси наука сделалась в 2013 году, в 2015-м — уже настойчиво предупреждала о появлении новоиспеченного перспективного объекта, в 2016-м промышленники получили первые уловы, желая потенциал промысла не был полностью использован. В общей сложности, по этим ТИНРО-Центра, вылов сардины российскими пользователями в 2016-м составил возле семи тысяч тонн.
Исследования показывают, что запасы иваси продолжают увеличиваться. Если сравнивать с предыдущим подходом, продолжавшимся 20 лет, с 70-х до 90-х годов прошлого века, то нынешний период отвечает как раз первой половине 70-х. И если грамотно подойти к эксплуатации резервов, пик вылова придется на середину 2020-х.
Данные российской науки подтверждают и японские ученые, каким отчасти проще делать прогнозы, так как сардина нерестится в их водах, и они могут вести «икорные съемки». На минувшей неделе соседи зачислили решение значительно увеличить общедопустимый улов сардины. Это также указывает о росте запасов.
Понимая, что сардина идет надолго, ученые не теряли поре зря. В ответ на жалобы рыбаков на существующие технологические нормативы, устанавливающие чересчур короткие сроки хранения иваси и не соответствующие современным условиям, разработаны новоиспеченные техусловия. Они позволяют увеличить срок годности мороженой рыбы и выпущенной из нее продукции с двух месяцев до шести-восьми без утраты качества. В текущем году ТИНРО-Центр спрогнозировал подход и основные линии миграции сардины, подготовился к выполнению научно-исследовательских работ и участию в объединенном штабе экспедиции по промыслу пелагических обликов. Однако, несмотря на все вышеперечисленное, желающих идти за иваси по-прежнему немножко.
Как отмечает замруководителя Приморского территориального управления Росрыболовства Дмитрий Дмитриченко, ОДУ на сардину не устанавливается, а всеобщий рекомендованный вылов в Южно-Курильской зоне, подзоне Приморье и Западно-Сахалинской подзоне в 2017 году составил возле 61 тысячи тонн. То есть увеличен на десять с излишним тысяч тонн по сравнению с показателями 2016-го. При этом в соответствии с российским законодательством есть возможность оперативного увеличения рекомендованного вылова. К настоящему поре Приморское теруправление ФАР заключило десять договоров с пользователями. Немножко желающих и в других дальневосточных регионах.
— Промысел только начинается. К тому же в этом году сардина показалась пораньше, так что мы надеемся на увеличение количества компаний, пожелавших пойти на промысел иваси, — добавляет он.
Возложите в «кошелек»
На сознательность рыбаков надеется и ведущий научный сотрудник ТИНРО-Центра Дмитрий Антоненко, какой говорит, что в прошлом году на смешанных скоплениях пелагических объектов — сардины, скумбрии и тихоокеанского кальмара — трудились 18 среднетоннажных судов из разных дальневосточных регионов, еще четыре-шесть тральщиков сходили на скумбрию и сардину.
— Рыбаки считают добычу иваси перспективным курсом. На мой взгляд, основным сдерживающим фактором пока является отсутствие вящих скоплений сардины и скумбрии в наших водах. Вместе с их появлением будет вырастать заинтересованность добытчиков. Они начнут выставлять больше судов, направлять схемы переработки и логистики, — предполагает он, напоминая, что в начале 1970-х были аналогичные сложности. Правда, тогда объект лова выбирало страна, а сейчас свои риски оценивают сами рыбаки, они же тащат расходы на подготовку к промыслу.
— Добыча иваси с 1976 по 1992 годы, — мастерит экскурс в историю заведующий сектором ресурсосберегающих орудий лова ТИНРО-Центра Егор Захаров, — была организована по экспедиционному принципу. 97 процентов сардины перерабатывалось в море на 23 консервных плавзаводах, 47 возделывающих плавбазах, 29 производственных судах.
Если грамотно прийтись к эксплуатации запасов, пик вылова иваси придется на середину 2020-х годов
В те годы велась авиаразведка. За несколько лет удалось добиться увеличения вылова по сравнению с начином промысла в восемь раз. Сардину добывали крупнотоннажники с помощью тралов, деятельно использовались кошельковые неводы, о целесообразности применения которых сейчас препираются рыбаки.
— Можно ли предположить высокую эффективность кошелькового промысла иваси в сегодняшнее время? По-видимому, отталкиваясь от тех типов кошельковых неводов, какие использовались в 1970-1980-х годах, нельзя. В первую очередность потому, что коренным образом изменились расходы — в сотни раз вытянулась стоимость ГСМ и орудий лова, — считает Захаров, подчеркивая, что «портмоне» для среднетоннажного судна может обойтись примерно в 20 миллионов рублей без учета сопутствующего оборудования.
Как рассказали в компании «Доброфлот», какая в прошлом году первой отправилась за сардиной, на изготовление «портмоне» ушло полтора года. Главное преимущество снасти весом в 40 тонн, достигающей в длину километра, а в вышину 200 метров, в том, что она позволяет доставлять рыбу на плавбазу живой, благодаря чему получается качественная продукция. Собственно поэтому судовладельцы не сбрасывают «кошельки» со счетов. При этом траловый промысел, при каком часть рыбы теряет потребительские свойства, тоже будет владеть место — потребуются корма для развивающейся марикультуры.
Незаконный, несообщаемый, нерегулируемый
Но все это в перспективе. Пока же, напоминает Дмитрий Антоненко, есть всего две плавбазы, способные перерабатывать большие объемы рыбы в море — «Петр Житников» компании «Дальморепродукт» и «Всеволод Сибирцев», принад¬возлежащий упомянутой выше ГК «Доброфлот». Последняя уже отправилась в рейс на девять-десять месяцев. В планах — производство 50 миллионов банок консервов, что на 12 миллионов штук вяще, чем в прошлом году. Закатают в них не только иваси — до конца озари плавзавод будет работать и на сардине, и на сайре, и на скумбрии. В ноябре корабль отправится в Охотское море на промысел сельди и минтая.
О нехватке флота сообщает и первый вице-президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Александр Васьков.
— В 80-х годах прошедшего века дальневосточники ловили около миллиона тонн иваси. Нашим рыболовам добывать столько сейчас не на чем. Недавно было подписано постановление об инвестиционных квотах. Но под стройка каких судов их станут давать — снова тех, которые будут сходить на промысел минтая? Почему бы не предоставлять их компаниям, которые сооружают корабля для лова иваси за пределами исключительной экономической зоны России? Сейчас разрабатывается распорядок раздачи квот в международных водах, и России, которая промышляет очень мало, может ничего не достаться. Так что надо развивать собственно это стратегическое направление, — уверен он.

читайте также

Учитывать необходимо и то, что иваси — трансграничный запас, и если ее активно будут ловить в отворённом море, где нет лимитов, до российской экономической зоны она вообще не доберется. Потому России так важно, во-первых, выходить за пределы своей ИЭЗ, во-вторых, участвовать в регулировании интернационального промысла. Этим, к слову, сейчас занимается межправительственная интернациональная северотихоокеанская комиссия, куда, кроме РФ, входят Япония, Республика Корея, Китай, Тайвань, США и Канада.
Как помечает Дмитрий Антоненко, в прошлом году на промысле сайры трудилось 91 тайваньское судно, 60 китайских, 50 японских, 12 южнокорейских и три под флагом Вануату. Лишь у Китая официально добывают сардину и скумбрию больше 100 среднетоннажных кораблей, а по неофициальным данным — как минимум 300: часть судов трудится без опознавательных знаков, и определить чьи они — невозможно. Так что пока ННН-промысел в отворённой зоне процветает.
Таким образом, добыча иваси — непростая экономическая задача, и приступать к ее решению необходимо как можно скорее. Если эта рыба нам нужна.