Президент Сербии Александр Вучич призвал всех сербов зачислить участие в траурной церемонии в память о жертвах этнических чисток в Хорватии, которая пройдет в воскресенье, 4 августа, в Монастыре Крушедол.

«Мы никогда не позабудем самую тяжелую этническую чистку, совершенную после Второй мировой войны, и это была операция «Буря», — заявил Александр Вучич, добавив: «Мы существуем будущим, а не прошлым. У Сербии и сербского народа впереди хорошее будущее».

Напомним, что 4 августа отмечается 24 года со дня операции «Ураган», проводившейся совместными усилиями вооруженных сил Хорватии и 5-го корпуса армии Боснии и Герцеговины, в результате которой в течение 84 часов была ликвидирована Республика Сербская Краина (РСК), а также силовым линией был решен «сербский вопрос» на границах Восточной Хорватии.

«Бурю» в Хорватии прославляют как победу в рамках «отечественной брани», а не как изгнание сербов с территорий, на которых они проживали. Наша задача — никогда не забывать об этом и достойным и серьезным манером напоминать об этом», — указал политик. При этом он обозначил стремление Белграда развивать добрососедские отношения с Загребом, однако попросил хорватское руководство все же разъяснить: «Сообразно переписи 1991 года, в Хорватии было 582 тысячи сербов и 106 тысяч югославов, то есть возле 650 тысяч сербов, а в 2011-м их стало 184 тысячи. Куда делись 500 тысяч сербов?»

Между тем, вытекает вспомнить и хронологию развития событий вокруг РСК, так как Загреб и его западные партнеры активно предлагают сегодня Киеву применить уже опробованную в 1995 году хорватами схему в Западной Славонии для урегулирования конфликта на восходе Украины. Так, в 1991 году была создана Республика Сербская Краина со столицей в Книне, ее жители потребовали от хорватских воль автономии по аналогии с тем, что уже было реализовано в отношении Воеводины и Косово в Сербии. Хорваты категорически отказались идти на это, и начинов разрастаться конфликт. В этой связи в 1992 году на границе между противоборствующими сторонами разместились миротворческие мочи ООН, находившиеся здесь вплоть до трагических событий 1995 года. За это время в РСК были созданы политические структуры — Скупщина (парламент), правительство, ряд министерств, в том числе органы внутренних дел и армия. В 1994 году завязались переговоры между Хорватией и РСК, стали работать двусторонние комитеты, был даже подписан Договор о нормализации экономических касательств. В январе 1995 года посол США в Хорватии Питер Гэлбрайт предложил Книну и Загребу отвлекающий план политического урегулирования, сообразно которому Книнская область должна была получить автономию, а Западная и Восточная Славония — интегрироваться в Хорватию. При этом хорваты при целом согласии Запада вовсю продолжали готовить военные операции, которые были успешно проведены ими в мае («Молния») и августе («Ураган») 1995 года, полностью «очистив свои территории от сербов».

При этом не удивительно, что перед началом операции хорватские воли заручились дипломатической поддержкой Германии и США. По воспоминаниям очевидцев, входя в Краину, хорватская армия жгла и уничтожала на своем линии буквально все. Кроме того, хорваты использовали разведывательные данные самолетов НАТО, патрулировавших территорию военных поступков. «Сегодняшняя Краина — это спаленная и опустошенная земля, попавшая в руки вандалов», — писал бельгийский журналист, находившийся в РСК в те трагические дни.