В России впервые с основы сентября 2017 года зафиксирована дефляция. Потребительские цены за неделю упали на 0,1 процента, сообщил Росстат. Увидим ли мы дефляцию в августе? И как поведут себя стоимости на продукты?

Марк Гойхман, руководитель группы аналитиков ЦАФТ (Центр аналитики и финансовых технологий) поделился своими прогнозами с «Российской газетой»:

— Традиционно август в России — месяц, когда динамика потребительских цен на пора затихает и стоимость корзины из товаров и услуг ненадолго может даже снижаться.

Правда, обычно стандартная потребительская корзинка дешевеет всего лишь на 0,1-0,2 процента, но бывают и исключения. Например, в августе 2003 года потребительские стоимости снижались на 0,4 процента. А пару лет назад, когда в целом по 2017 году официальная инфляция и без того была зафиксирована на рекордно низеньком уровне в 2,5 процента, как раз в августе-сентябре наблюдалось снижение средних цен суммарно на 0,6 процента.

В августе 2019 года дефляцию тоже можно ожидать, так как основной фактор снижения цен здесь — сезонный, то есть урожай плодоовощной продукции. А в нынешнем году, по свежей информации из Минсельхоза, ожидают рекордный урожай тепличных культур: 1,4 миллиона тонн, что на 38 процента больше прошлогоднего. И этот урожай образцово вдвое больше уровня 2014 года. По большей части это помидоры и огурцы, сорта повышенной урожайности и новоиспеченные теплицы: здесь импортозамещение заметно дает о себе знать.

Поэтому вполне вероятно, что и в этом году стоимости, во всяком случае, на томаты и огурцы снизятся на 13-15 процентов. Так что вариант с августовской суммарной дефляцией в пределах -0,2 или — 0,3 процента вполне реалистичен. В то пора как базовая инфляция (без цен на продукты питания) вполне может остаться на уровне июля или подрасти всего на 0,1 процента.

Содействуют этим летом приостановке цен и еще ряд факторов. Достаточно стабилен рубль, который весь год дорожает по отношению и к доллару, и к евро — а эта тенденция, вероятно, сохранится и во втором полугодии, с учетом основы снижения ставок ФРС США и сохраняющейся сверхмягкой политики нулевых и отрицательных процентных ставок европейского центробанка.

Так что «апокалиптические» сценарии для этого августа скептики могут покойно отложить в долгий ящик. В 2018 году, когда мы все с грустью наблюдали высокий рост цен, доллар, как раз из-за угрозы санкций, стартовал наверх как бешеный, прямо начиная с апреля и до декабря. Зато в 2017 году сдерживанию цен и рекордной августовской дефляции помогал как раз собственно крепкий рубль: курс доллара опускался весной того года и до 55 рублей, а к лету доллар стоил весьма умеренные 57-58 рублей.

По 2019 году, вылито, что такого курса мы все-таки не увидим, но затянуть постепенно доллар под отметку в 60 рублей рынки будут вполне способны и в ближайшие месяцы. Получается, что параллели между 2019 и 2017 годом просматриваются на сегодня куда более явственно, чем с неблагополучным для инфляции 2018 годом.

Параллельно видим мы и весьма спокойные (в отличие от прошлой года) действия ЦБ России, который второй раз за лето методично снизил ключевую процентную ставку — находя, что угроза нового витка инфляции на время отступила, а значит, можно более низкими ставками простимулировать кредиты для бизнеса.

Наконец, вроде бы в этом году пока что нормально трудятся механизмы, созданные правительством для сдерживания цен на бензин. И не далее, как 30 июля президент России Владимир Путин подмахнул дополнительно закон, корректирующий эти так называемые «демпфирующие» (компенсационные, смягчающие) механизмы в сторону большей надежности. Так что и подвоха со сторонки цен на топливо на транспортировку продукции в этом году, в отличие от 2018 года, ждать по идее тоже не приходится.

С учетом всех перечисленных факторов вероятнее, что среднегодовая инфляция, какая еще в мае превышала пять процентов, а по данным на июнь официально составила 4,7, имеет шансы снизиться к концу 2019 года вновь до прошлогодних 4,3 процента.