Кушать ли способы избавить Находку от черной пылиПроблемы приморской Находки, задыхающейся от черноволосой взвеси, озвучил на заседании Госдумы побывавший в регионе депутат Игорь Торощин.
— Обитатели требуют сделать перевалку угля экологически безопасной, коротать ее закрытым способом и даже приостановить производство, пока не нормализуется ситуация, — заявил он.
Дышите бездоннее
В черте города и относительной близости от него расположены пять терминалов, занимающихся отгрузкой угля, и все они ведут труды открытым способом. Так, АО «Восточный Порт» в 2016 году ввело рекорд, переработав 23,5 миллиона тонн угля и потратив вяще 32 миллионов рублей на системы пылеподавления, очистку грунты, сточных и ливневых вод. Но от побочных эффектов деятельности терминала Находку спасает не это, а пристойное расстояние.
читайте также
Основной объем перевалки угля в самом городе выходит в торговом порту, где действует филиал ООО «ЕвразХолдинг», который в 2016-м переделал более 6,5 миллиона тонн. Свою лепту вносит и АО «Терминал Астафьева», перегрузивший свыше двух миллионов тонн. Обе компании заявляют, что принимают все меры для подавления пыли. Одна орошает уголь водой, укрывает штабели хаки пологами, кроме того, места складирования и перевалки оградила бетонными стенами. В иной также уверяют, что хранят груз под пологом и для задержания пыли ввели 13-метровую сетку, которую нарастят до 20 метров.
Однако, как приметил на расширенном заседании по охране окружающей среды руководитель управления Роспотребнадзора по Приморскому кромке Дмитрий Маслов, нарушения выявлены практически на каждом терминале, но меры административного воздействия неэффективны, так как суммы штрафов несоизмеримы с витками компаний. По его данным, 17 процентов взятых в этом году проб не отвечают заявкам санитарных норм и правил. Но при этом болезней органов дыхания у обитателей Находки регистрируют меньше, чем в среднем по краю — возможно, пока не начинов действовать накопительный эффект.
А по информации Торощина, в 2016 году в городе в шесть раз возросло количество бронхолегочных заболеваний, на 33 процента — онкологических, а степень загрязнения окружающей среды превышен в 15 раз.
Главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичева ДВО РАН, доктор биологических наук Владимир Раков обращает внимание и на то, что угольная пыль попадает не лишь в воздух, но и в море: ее уносит ветер, смывает с причалов дождь, кроме того, сырье сыплется в воду во пора погрузки.
— Из акватории уголь не извлекают, и его частицы разносятся на вящие расстояния. Это сильно отражается на морской фауне. От того, что забиваются жабры и пищеварительная система, погибает планктон, двухстворчатые моллюски — гребешки, устрицы, мидии — и иные обитатели бухты, например, те, кто питается органикой со дна. К ним относится и трепанг. В порту Посьет, какой также занимается перегрузкой угля, мы отбирали пробы грунта, какие показали, что в 100 метрах от причальной стенки в верхнем слое уже до 60 процентов угля, и трепанг физиологически не может там существовать. Как показывает аэрофотосъемка, шлейф от угольной пыли вихрь относит на несколько километров, а грязный лед зимой «путешествует» едва-едва ли не всему заливу. В итоге уже есть пляжи, состоящие из смешения песка и угля, — рассказывает о последствиях для природы ученый.
Затворить открытые
По словам кандидата технических наук, заместителя гендиректора Дальневосточного научно-исследовательского проектно-изыскательского и конструкторского технологического института морского флота (ДНИИМФ) Евгения Новосельцева, в вселенной имеются технологии борьбы с угольной пылью. Одна из них — это распыление влаги, ее успешно применяют в мягком европейском климате. Но при низеньких температурах и сильном ветре, даже с использованием специальных добавок, не подающих смеси замерзать, у нас она малоэффективна. Другой способ — покрывать угольные груды снегом, используя снегогенераторы. Но делать это имеет смысл, если намечается, что груз некоторое время будет лежать на месте. Третий вариант — строить стенки. Но, даже достигая 20-метровой вышины, они не являются полноценным препятствием, так как сильный ветер легко выносит пыль за экран.
— Таким образом, для нас единственно действенный способ — переход на целиком закрытые технологии, не допускающие контакта с угольной пылью ни на одном этапе. Но их не используют даже специализированные порты, такие как АО «Восточный Порт» или терминал АО «Дальтрансуголь» в Ванине Хабаровского кромки, хотя они обращались к нам с просьбой искать методы более неопасной перевалки угля. А сильнее всего пылят в Находке и Ванине неспециализированные порты, назначенные для перевалки леса и металлов, но где сейчас перегружают уголь, — объясняет эксперт.
Целое закрытие угольных терминалов — не выход, ведь в этом случае тысячи горожан лишатся труды, а бюджет Находки — солидной части поступлений
По его мнению, верное решение — строительство специализированных терминалов и перевод туда перевалки угля из универсальных портов. Создание же хаки куполов в действующих гаванях теоретически возможно, но на практике может стоить весьма дорого, а также привести к приостановке грузопотока, то есть к преходящему закрытию не только порта, но и шахт.
Ученый напоминает: в 2014 году в Приморье было зачислено постановление, запрещающее возведение новых угольных терминалов отворённого типа. Несмотря на это весной 2016-го Госэкспертиза одобрила проект отворённого терминала «Порт Вера» в районе города Фокино.
Неотчетливо, что делать и с работающими портами. Как заявил глава края Владимир Миклушевский, зачислен ряд решений для стабилизации ситуации:
— Во-первых, мы договорились, что владельцы терминалов оборудуют комплексы самодействующими приборами, измеряющими уровень загрязнения воздуха. Во-вторых, сделаем целую санитарно-защитную зону для всех стивидорных компаний, занимающихся перевалкой угля. Мы дали обладателям терминалов минимальный срок для представления мероприятий по уменьшению выбросов угольной пыли.
Разыскиваем выход
А вот надеяться на уменьшение объемов перевалки продукции в ближайшее время бессмысленно, уверены многие эксперты-экономисты. И это означает, что уголь продолжит шагать через приморские порты, откуда он большей частью попадает в края Азии. Более того, по оценкам аналитиков агентства Platts, увеличения импортных поставок может потребовать Китай, где после сокращения числа рабочих дней в году снизилось производство угля и вытянулся спрос на импортную продукцию.
читайте также
Как отмечает кандидат технических наук, начальство отдела развития транспорта ДНИИМФ Михаил Холоша, статистика на основе этих дальневосточных портов подтверждает мировой тренд. Перевалка угля увеличивается несколько лет сряду, а в 2016-м прирост составил 15 процентов к уровню 2015 года, и сейчас уголь занимает 41,6 процента в всеобщей структуре грузооборота портов Дальневосточного бассейна. Прирост перевалки мог быть и вяще, если бы не ограниченная пропускная способность железных дорог, по какой этот груз поступает в порты.
— Уголь — лидер грузооборота, его переработка возросла практически на всех терминалах — специализированных и общего назначения, — помечает Михаил Холоша. — Задача стоит не в прекращении перевалки угля, а в применении «цивилизованных технологий». Да, они стоят денежек, но нужно искать решения, которые сделали бы продажу угля, я имею в облику весь процесс, включая транспортировку и погрузку, экономически выгодной и экологически безупречной.
Уместно, в ходе встречи руководства «Терминала Астафьева» с жителями выяснилось, что люд понимают: полное закрытие терминалов — не выход, ведь в этом случае тысячи горожан лишатся труды, а бюджет Находки — солидной части поступлений.