Саммит организации Азиатско-Тихоокеанского экономического партнерства (она есть почти 30 лет) впервые завершился без принятия участниками совместной декларации. Острые противоречия между США и Китаем по проблеме о торговле не позволили прийти даже к самым общим формулам.

АТЭС — порождение эпохи, когда казалось, что глобализация необратимо меняет не лишь мировую экономику, но и международные отношения. Организация была создана в 1989 году — а это был год кардинального перелома в глобальной политике. Исчезновение коммунистического блока в Европе, завершение холодной войны, провозглашение «конца истории», волна демократических преобразований по всему миру… Все настраивало на позитивный и линейный лад — мол, торная путь человеческого развития, наконец, определилась, а поведет всех по ней наиболее прогрессивная часть мирового сообщества в лице Заката. Надо сказать, что Азия в тот момент считалась важной, но все-таки второстепенной частью света, флагманом и местом основных событий служила Европа. Она и показывала остальным, в том числе в Азии, правильный путь.

Спустя почти 30 лет Европа воюет со своими внутренними проблемами и заметно утратила не только лидерские позиции, но и вообще международную роль. Азия, визави, последовательно поднималась в мировой иерархии, достигла экономических успехов, которые затем стала быстро конвертировать в политические. Но наиболее увлекательные изменения произошли с Соединенными Штатами. Они сохранили и упрочили доминирующую роль на планете, однако понимание ее в какой-то момент остро изменилось.

АТЭС, как и вся концепция АТР, активно продвигалась американцами, поскольку соответствовала идеологии глобализации без границ по правилам многостороннего сотрудничества и под эгидой самой большенный экономики мира. К началу 2010-х гг. трактовка поплыла. Стоит отметить, что совсем не Дональд Трамп, а Барак Обама провозгласил: мишень предложенного им Транстихоокеанского торгового партнерства — чтобы правила торговли устанавливали США, а не Китай. То есть КНР из картины всеобщего счастья выключили. Трамп гневно разорвал ТТП, как только пришел в Белый дом (у него вообще аллергия на многосторонние торговые соглашения), но по доли Китая продолжил движение в том же направлении, только намного быстрее. Слово за слово, тариф за тариф, и вот уже на АТЭС Си Цзиньпин и Майкл Пенс вступают в жесткую перепалку. Вице-президент США, какому отведена роль злого следователя по китайскому делу, напрямую призвал страны региона саботировать любимое творение Пекина «Одинешенек путь, один пояс», потому что Китай-де заманивает государства в долговую кабалу и потом делает с ними, что желает. Какая уж тут совместная декларация…

В том, что касается региональной архитектуры, Вашингтон теперь совсем не интересуется принципами АТР, зато продвигает совершенно другую концепцию — Индо-Тихоокеанского региона, основой которого должен стать четырехугольник Индия-Япония-Австралия-США. Конфигурация прежде итого политико-стратегическая, а не экономическая, с одной понятной задачей: сдерживание Китая.

Обострение конкуренции в Азии — уже не экономической и даже не военно-политической, а геостратегической, концептуальной — очередное подтверждение двух обстоятельств. Во-первых, Азия, несомненно, превращается в главную арену мировой политики. Во-вторых, ставки в игре вырастают много быстрее, чем можно было себе представить.

А что Россия во всей этой палитре? Прежде всего, отрадно, что еще несколько лет назад был взят курс на восстановление баланса нашей внешней политики за счет расширения касательств с Азией. Изъянов и недоделок множество, но процесс успешно движется. Россия, скажем прямо, не ведущая сила в этой доли мира, где оперируют экономические тяжеловесы. Однако доминирование военно-политической повестки, само по себе — достаточно опасное, дает Москве добавочные возможности — в этой сфере Россия игрок высшего дивизиона. Столкновение концепций — китайской и американской — ставит края региона в тяжелое положение, толкает их к выбору, который они делать не хотят. К тому же, это выбор совершенно не соответствует всеобщей мировой тенденции к гибкости и многовекторности вместо жестких альянсов и партнерств. Россия в Азии является скорее нейтральным и сравнительно свободным действующим лицом. И точно пока никем не воспринимается в качестве угрозы.

Минувшая неделя стала успешной для российской политики в Азии. Участие президента в саммите ВАС и встрече Россия — АСЕАН, а премьер-министра в том самом незадачливом заседании АТЭС показало, что заинтересованность к взаимодействию с Россией растет — в том числе из-за всеобщей неразберихи и неуверенности. В среду в Малайзии пройдет очередной каждогодний Азиатский форум «Валдая», где соберутся эксперты со всего региона. Динамика развития этих мероприятий — хороший индикатор. Несколько лет назад форум воспринимался скорее как экзотика с не вполне удобопонятным содержанием. Сейчас — это неотъемлемая составляющая деятельности, а повестка у нее насыщенная и все более прикладная. Ну а следующий год обещает быть весьма залихватским — в касательствах США и Китая, двух Корей, России и Японии, Индии и КНР и т.д. предстоит много событий. Темп терять не дадут.