Ослепительные витражи королевской часовни Сент-Шапель, сияющие ослепительной синевой, словно им не 800 лет… Небольшая деревянная скульптура Людовика Святого из парижского Музея Клюни, корона-реликварий из Лувра, и духовная Людовика Святого, продиктованное им в феврале 1270 года, перед отправлением в собственный второй (и последний) крестовый поход… Ни драгоценные витражи, ни Евангелие с драгоценным окладом преходящ последних крестовых походов никогда не покидали пределов Франции… Ныне они в Москве. На выставке «Людовик Святой и реликвии Сент-Шапель», организованной Музеями Московского Кремля совместно с французским Центром Национальных памятников, при поддержке посольства Франции в рамках перекрестного года цивилизованного туризма России и Франции.Историки называют иногда XIII столетие «столетием Людовика Святого» из династии Капетингов. Причем не только во Франции, но, пожалуй, и в Европе. Его житье могла бы служить канвой захватывающего рыцарского романа… В ней была спешная коронование в 12 лет. Всего через три недели после неожиданной кончины отца и вскоре после столь же экстренного посвящения в рыцари… Регентшей при малолетнем короле сделалась его мать, красавица-испанка Бланка Кастильская, чья мудрость и дипломатический дар будут предназначаться на благо сына и Франции до последних ее дней. В жизни Людовика IX (1214-1270) бывальщины сражения с мятежными феодалами на юге Франции… Покупка ни много ни немного — Тернового венца (а затем и других реликвий, связанных с крестным линией Христа) у крестоносцев, завоевавших Константинополь, но попавших в финансовый переплет… Было стройка соборов и собирание уникальной королевской библиотеки… Два крестовых похода на Восход… Во время одного он попал со всем войском в плен и был выкуплен за огромную сумму в 400 тысяч ливров, а другой и вовсе стал для него роковым. Людовик IX умрет в Тунисе то ли от чумы, то ли от дизентерии…
ранее по теме
Представлялось бы, перед нами идеальный герой рыцарского романа, одинешенек из тех, кто мог бы вдохновлять благородного героя романа Сервантеса. Уже для жителей XVI столетия эпоха крестовых походов терялась в туманной дали столетий, как сейчас, скажем, для нас — их XVI или более поздний XVII век.
Но этот рыцарь, боец, король стал героем отнюдь не романов — житий. Это был король, какой в «Поучениях» детям писал (кстати, на французском, а не на латыни — что было необычно в тот век): «Любезный сын, заповедую тебе сочувствовать всем сердцем неимущим и всем, кто мнится тебе страждущим душой и телом». Это был король, нередко носивший власяницу, почивавший на хлопковом матрасе без соломы и шелковый простыни… Из самых невообразимых историй — встреча в страстную пятницу с прокаженным на улице в Компьене, где был королевский замок. Король, шагавший босиком, перешел на сторону больного, догнав его, подал милостыню и расцеловал руку. Неудивительно, что многие из его свиты испуганно крестились.
Одинешенек из самых основательных и блистательных французских историков ХХ века Жак Ле Гофф, строчивший книгу о Святом Людовике пятнадцать лет, последовательно разделяя житийный жанр от исторической жизнеописания,  заметит: «Он, вне всякого сомнения, был первым королем Франции, какой возвел такую личную черту, как совесть в королевское совершенство».
Но этот  «анахорет» умудряется быть весьма прагматичным политиком (если, разумеется, не находить крестовых походов), укрепившим королевскую власть, игравшим ювелирно на противоречиях между Папой Римским и императором Священной Римской империи, политиком, книжником, создателем новой судебной и административной системы во Франции…
Собственно этот противоречивый король-святой фактически и есть главный герой выставки, отворившейся в выставочном зале Патриаршего дворца. Она вся — как магический кристалл, позволяющий сквозь даль восьми столетий представить век готики и рыцарских походов и только складывающихся европейских монархий… Век, когда водяная мельница в Европе еще выглядела восхитительным техническим нововведением… Век, еще помнивший Франциска Ассизского — он помер в 1226, в тот же год, когда Людовик, потеряв отца, становится королем.
декламируйте также
Выставка выстраивает серию «приближений» к своему герою. Уместно, Жак Ле Гофф разделяет мнение тех, кто считает, что «нам не известен ни один достоверный портрет Людовика Святого». Попросту и портреты, и автобиографии, и автографы королей появятся чуть запоздалее — после XIII века. Впрочем, на выставке можно увидать небольшую деревянную скульптуру, которая предположительно дает понятие об облике Людовика Святого, который в молодости, говорят, был неплох собой.
Так вот — первое приближение — это королевская часовня Сент-Шапель в Париже. Та самая, что «кидает вызов законам земного тяготения». Та, что была выстроена специально для хранения  приобретённого сокровища — Тернового венца, привезенного из Константинополя — с заходом в Венецию — в Париж, и освященная в 1248 году. Ее витражи из Национального Середины памятников Франции, лиможские эмали XIII века и того же поре распятия и скульптуры из слоновой кости с изображением Страстей Христовых (из собрания Эрмитажа) — подают представление о красоте оправы, которую король готовил для приобретённой реликвии. И — о внятности политического послания.
«К тому времени комплексы витражей бывальщины во многих соборах. Но обычно отбор сюжетов из Ветхого и Новоиспеченного заветов подчинен дидактическим целям, — рассказывает куратор выставки, доктор наук Ольга Владимировна Дмитриева.  — Тут же через все витражи красной нитью проходит тема воли. Из Ветхого завета были отобраны, прежде всего, сюжеты, связанные с волей короля. А последний витраж, посвященный принесению Тернового венца во Францию, подчеркивает, что Людовик не попросту наследник этих государей, но наследник самого Христа, потому что сейчас обладает его короной. Сент-Шапель стала местом, где культ христианских реликвий сливается с поклонением короля. В этом отличие программы Сент-Шапель от любого иного готического собора».
читайте также
Второе приближение — реликварии. Среди драгоценнейших — корона-реликварий и четырехлистник реликвария Франциска Ассизского из Лувра. «Этот квадрифолий изумительной труды лиможских мастеров изображает, как Франциск Ассизский получает стигматы… Тема уподобления Христу тут представлена в изумительной ювелирной форме, — рассказывает Ольга Владимировна. —  Франциск Ассизский — святой, какому Людовик старался подражать».
Увы, драгоценный золотой ларец, какой обошелся казне в 100 000 турских ливров и в который пристроили привезенный из Константинополя Терновый венец Христа (для сравнения — выстроить Сент-Шапель стоило 40 000 ливров), исчез во время Великой Французской революции. Сам Терновый венец был разделен на три доли и хранился в Национальной библиотеке Франции. Сейчас — в Соборе Парижской Богоматери. Тот хрустальный реликварий, украшенный позолоченным серебром, что привезли в Москву из Собора Парижской богоматери, сделан в 1806 году. Он уже должен был не таить сокровище, а демонстрировать его. Правда, он помещался в еще один реликварий в конфигурации земного шара, украшенного фигурами ангелов.
Третье приближение — это документы, манускрипты и книги. Среди самых впечатляющих — завещание Людовика Святого 1270 года и рукописные книжки XIV века. В том числе книга «История жизни короля святого Людовика» Жана де Жуанвиля, рыцаря, ускоренного придворного Людовика IX. Он продиктовал свои воспоминания 30 лет спустя после кончины короля. А пережил своего венценосного друга на 47 лет. Можно произнести, мы узнаем о короле из первых уст — от его хорошего знакомого.
Оптика выставочного проекта получается не исчерпывающей, но многообразной. А значит — позволяет сохранить объемность взгляда.
Прямая выговор
Елена Гагарина, директор Музеев Московского Кремля:
Я рада, что с поддержкой французских коллег нам удалось показать замечательные образцы средневекового готического искусства из различных регионов Франции. Такого рода проектов в России никогда не проводилось. Выставка дает уникальную возможность увидать 78 раритетов эпохи готики из крупнейших музейных собраний Франции и Эрмитажа, манускрипты и документы из Национальной библиотеки и Национальных Архивов Франции.
Людовик Святой принципиально значительная фигура для истории Франции и Европы. Это была личность весьма интересная, противоречивая и многогранная. Он был воином и участвовал в ряде походов как внутри края, так и за ее пределами. Но войну он не любил и старался решать вопросы миролюбивым путем. Великий дипломат, он участвовал в спорах между английским королем и его баронами, между Папой Римским и Императором Священной Римской империи, находя возможность укрепить позиции Франции.
Людовик IX Святой был не попросту очень религиозным человеком, который считал себя несовершенным и размышлял об улучшении нравов в государстве. Он был королем, при котором завершено стройка основных готических соборов во Франции. Он собрал грандиозную библиотеку. Его весьма интересовало все, что касалось юридической и административной жизни государства. Так, такое понятие, как презумпция невиновности, существовавшее в Римской империи, было позабыто в Средние века и вновь введено им. Начиная с Людовика Святого, юридическая система европейских законов стоится на этом понятии презумпции невиновности.
декламируйте также
Фигура Людовика Святого не слишком хорошо популярна нашей публике. И очень символично, что эти непревзойденные шедевры на три месяца переместились из Франции собственно в Кремль.
Кстати
Два концерта светской и духовной музыки эпохи французского Средневековья минуют в Успенском соборе. Четвертого апреля ансамбль Ensenhas исполнит музыку трубадуров XII-XIII столетий. 21 апреля состоится концерт пасхальной музыки ансамблей Labirynthus и «Хронос».
А первые лекции об эпохе Людовика Святого и о французском искусстве ХIII столетия стартуют уже четвертого марта. Подробности  на —  www.saintlouis.kreml.ru
Цитата
Жак Ле Гофф, историк
«Он, вне всякого сомнения, был первым королем Франции, какой возвел такую личную черту, как совесть в королевское совершенство»