Фото: Alexander Zemlianichenko/AP

Продолжение рецессии при словах чиновников, что рост вот-вот возобновится, падение доходов и инвестиций, истощение резервов — этим запомнился уходящий 2016 год с точки зрения экономики. На иной чаше весов — рекордно низкая инфляция и ожидания экономического роста в новоиспеченном году

Рекорд инфляции

Для бизнеса рост цен — главное преграда для ведения дел в России, говорилось в сентябрьском рейтинге Давосского форума. Инфляция остается основной проблемой и для российских граждан, показал декабрьский опрос Левада-центра. Однако в 2016 году инфляция впервые за три года перестала быть двузначной. Рост цен к крышке года, по официальному прогнозу, должен замедлиться до 5,8%, а Минфин ждет, что показатель очутится еще ниже — 5,5%, говорил 23 декабря министр финансов Антон Силуанов. «Это рекордно низенький уровень инфляции, — отмечал на ежегодной большой пресс-конференции президент Владимир Путин. — Это дает все основания полагать, что мы сможем добиться целевых показателей и в ближайшее время выйти на параметры 5% и дальше 4% инфляции».

В 2014 году, после обмена санкциями и контрсанкциями, а также падения цен на нефть, степень инфляции взлетел до 11,4%, а к концу прошлого года достиг 12,9%.

В этом году Центробанк и Минфин соединились в постановке амбициозной задачи — в 2017 году достичь инфляции в 4% и вычесть ее на том же уровне в следующие два года. Именно достижение этой мишени стало основной темой подавляющего большинства выступлений ЦБ. В то же пора глава регулятора Эльвира Набиуллина отвергала претензии в «зацикленности» на инфляции. ЦБ не влечётся замедлить цены в ущерб экономическому росту и понимает, что таргетирование само по себе не поможет повысить ВВП, объясняла она. «Мы понимаем, что должна быть взаимоувязанная политика бюджетной консолидации, денежно-кредитной политики и структурных реформ», — сообщала Набиуллина на съезде РСПП 19 декабря.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Доходы все еще упадают

Российские чиновники не раз в 2016 году анонсировали скорое возвращение экономики к росту, но пока его нет — и это особенно приметно, если смотреть на доходы населения. В реальном выражении они снижаются третий год сряду. Наиболее глубокое падение в 2016 году наблюдалось в августе — по уточненным этим Росстата, в этом месяце реальные доходы снизились на 8,5%. Доходы перестали упадать, но только у некоторых групп населения, говорил в конце ноября первоначальный вице-премьер Игорь Шувалов. Общая динамика остается негативной, хотя падение и не идет такими высокими темпами, как летом.

При этом зарплаты народонаселения растут, причем как в номинальном, так и в реальном выражении, но от падения располагаемых доходов это не спасает — при оценке показателя из заработка вычитаются непременные платежи (налоги, сборы, коммунальные платежи), а они в последнее пора растут.

Власти планируют выйти на рост реальных доходов народонаселения в 2017 году, говорил Силуанов. Доходы россиян возрастут на 0,2% в 2017 году, а в следующие два года рост ускорится до 0,5 и 0,8%, указывает официальный бюджетный прогноз. Более оптимистичен вариант Минэкономразвития «Базовый+», какой предусматривает рост доходов на 1,2, 1,8 и 2,2%.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Сберегать — не потреблять

Состояние потребительского спроса — основной фактор падения или роста российского ВВП, указывали аналитики «Уралсиба» и Райффайзенбанка, и в 2016 году динамика потребления вполне отвечала общим тенденциям в экономике. Оборот розничной торговли в 2016 году не вытянулся ни в одном месяце, интрига заключалась лишь в темпах его падения, какие в три осенних месяца впервые с февраля замедлились до менее 5%. Ранее потребительская активность коррелировала с динамикой по реальным зарплатам, но сейчас этот тренд прекратился, так как люди стали более склонны к сбережениям. Подобный парадокс — зарплаты вырастают, потребление падает — наблюдался и в 2009–2010 годах, однако тогда он был не таким острым, говорил директор сводного департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов. Даже группы народонаселения с низкими доходами, которые традиционно более склонны расходовать деньги, нежели копить, снижают потребительскую активность, так как все вяще россиян живут за чертой бедности, писала в своем обозренье главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Оборот розничной торговли, вытекает из бюджетного прогноза, должен начать расти в 2017 году — истина, всего на 0,6%. В следующие два года темпы роста должны возрасти на 1,1 и 1,8%.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

В ожидании инвестиций

Падение экономики сопровождается снижением объема инвестиций. Росстат не дает оперативной помесячной статистики по инвестициям в основной капитал, однако даже из имеющихся сведений видать их сокращение. В первом квартале они снизились на 4,8% по сравнению с тем же этапом прошлого года, в дальнейшем падение замедлилось — по итогам девяти месяцев оно составило 2,3%. Предприниматели и граждане накапливают деньги, никуда не вкладывая их, жаловался экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев. Впрочем, эта проблема не новоиспеченная, она была и в «тучные годы». При этом власти не обещали синхронного роста и ВВП, и объема инвестиций — Улюкаев предрекал, что инвестиционная активность возобновится только во второй половине вытекающего года. А ВВП выйдет «на относительно небольшие параметры экономического роста» уже в начине года, говорил в интервью «Первому каналу» в октябре премьер-министр Дмитрий Медведев. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина находит, что для роста инвестиций нужна инфляция в 4% и ниже.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Экономика пережила арест своего министра

Одним из самых приметных событий в российской экономике и «околоэкономике» в 2016 году сделался арест министра, отвечающего за ее развитие, но для бизнеса это шоком не сделалось. О задержании Алексея Улюкаева Следственный комитет сообщил в ночь на 15 ноября. Чиновника обвинили в получении взятки в размере $2 млн за выдачу позитивной оценки, которая позволила «Роснефти» купить пакет акций «Башнефти». Впоследствии Улюкаева пристроили под домашний арест, президент Владимир Путин уволил его из-за утраты доверия, а новоиспеченным министром вместо 60-летнего чиновника стал 34-летний замглавы Минфина Максим Орешкин, получивший статус самого молодого члена правительства.

Путин наименовал ситуацию с Улюкаевым «печальным фактом», для Медведева она оказалась «за гранью понимания», а 18% россиян, по этим Левада-центра, сочли арест министра одним из важнейших событий года. При этом базар претензии к министру не взволновали. Индекс ММВБ на следующий день после задержания затворился незначительным снижением на четыре пункта, а на следующий день возвысился выше отметки 14 ноября. Уже 24 ноября индекс впервые в истории превысил 2100 пунктов, а 8 декабря победил отметку в 2200 пунктов.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Создание ИП как ответ на застой

Стагнация не помешала вырастать количеству индивидуальных предпринимателей. В декабре 2013 года в краю насчитывалось 3,4 млн ИП, в 2016-м их уже 3,6 млн. Это удобный и понятный налоговый порядок, поэтому некоторые бизнесмены, которые раньше работали в формате небольших компаний, перерегистрировались как ИП, сообщает вице-президент «Деловой России» Николай Остарков. Кроме того, в формат ИП переходят те предприниматели, какие раньше работали по серым схемам и вообще не платили налоги, помечает он. На это повлияли и налоговые каникулы для ИП, которые ввели многие регионы, льготные кредиты и мораторий на плановые проверки, добавляет президент «Опоры России» Александр Калинин. С иной стороны, некоторые компании оформляют отношения со своими сотрудниками как с ИП из-за сложной экономической ситуации, но часть такой вынужденной меры в приросте индивидуальных предпринимателей не вяще 10%, отмечает он.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Сокращение бюджета и резервов

Бюджет России помогает добиться прогресса экономике в целом — в частности, снизить инфляцию, вычесть безработицу на низком уровне и обеспечить низкую восприимчивость экономики к нередко меняющимся внешним факторам, говорил Силуанов. Тема бюджета также сделалась одной из основных в выступлениях чиновников финансово-экономического блока. Беседы шли вокруг бюджетной консолидации — расходы государства со следующего года начнут планомерно сокращаться, и такая политика сохранится как минимум три года. Впрочем, в реальном обороте, как подсчитал РБК с поправкой на инфляцию, они снижаются уже с прошлого года, то кушать в целом секвестр продлится не менее пяти лет.

Бюджетные затраты: на войну и на мир

​Сокращение расходов, призванное снизить бюджетный дефицит, выходит в условиях истощения резервов. Совокупный объем Фонда национального благосостояния и Резервного фонда по состоянию на 1 декабря 2016 года составил 6,7 трлн руб., желая годом ранее находился на уровне 8,7 трлн руб. При этом Резервный фонд истощится уже в 2017 году, предупреждал Минфин. Финансировать дефицит воли собираются с помощью наращивания государственных займов, а пополнять резервы рассчитывают в 2020 году, когда заработает новоиспеченное бюджетное правило. Если цены на нефть будут придерживаться хотя бы на уровне $50 за баррель, бюджет может получить в 2017 году добавочно 1 трлн руб., из которых половина может быть направлена в резервные фонды на поддержание их степени, говорил Силуанов в этом месяце.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Опасения промышленности не оправдались

Деловая активность в России вышла на рост. Соответственный индекс (PMI) рассчитывается компанией Markit — если он ниже 50 пунктов, деловая активность упадает, если выше — растет. PMI в сфере услуг растет с февраля, а индекс в индустрии изменил траекторию в середине года: до мая он падал каждый месяц, однако с июня вышел на стабильный рост, а в ноябре и вовсе достиг максимума за 68 месяцев.

Особого спада собственно в промышленности не было, хотя в декабре 2014 года его ожидали и чиновники, и аналитики, сообщает заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло. Однако в 2015 году воли «дезинформировали» промышленность постоянными разговорами о том, что экономика преодолела дно, напоминает он. Острого отскока так и не произошло, из-за этого в начале 2016 года в индустрии наблюдалось разочарование, но к середине года риторика сменилась, и чиновники, по сути, признали присутствие затяжного кризиса. Это позволило предприятиям более реально оценить свое поза, понять, что быстрых изменений не будет, и приспособиться к этому, находит Цухло.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Мантра о росте

О чем чаще всего говорили чиновники, комментируя ситуацию в экономике? РБК проанализировал угодившие в СМИ высказывания членов финансово-экономического блока правительства, а также вице-премьера Ольги Голодец, какая курирует социальный блок. В первую очередь представители кабмина сообщали о бюджете, во вторую — о нефти. В тройку лидеров также взошло слово «приватизация» (в декабре консорциум Glencore и суверенного фонда Катара приобрел 19,5% «Роснефти»).

Кроме того, чиновники уделяли внимание стоимостям — в их высказываниях они, правда, заняли только четвертое место. Но, по этим Левада-центра, россияне считают обесценивание денег главным событием года. А на пятом пункте расположилось слово «рост» — чиновники не раз анонсировали скорое восстановление экономики и увеличение, пускай и медленное, ВВП. Однако пока этот показатель продолжает снижаться, указывают данные Росстата (в январе—сентябре ВВП снизился на 0,7% к тому же этапу прошлого года). Падение экономики в 2016 году прописано и в бюджетном прогнозе — на 0,6%. Тихий рост запланирован в следующие три года — на 0,6, 1,7 и 2,1% соответственно.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год

Граждане ожидают трудностей

Несмотря на анонсированное восстановление экономики, многие россияне по-прежнему находят, что худшие времена впереди. По данным ВЦИОМа, по итогам первого квартала года таковых было 52%, что сделалось рекордом с 1997 года. А по состоянию на ноябрь подобной точки зрения держатся 47% респондентов. 22% граждан считают, что худшие поры уже позади, еще столько же придерживаются мнения, что страна переживает их ровно сейчас.

Между рецессией и ростом: каким для экономики России стал 2016 год