В условиях стагнации воля пообещала широкую дискуссию по налоговым вопросам, что вовсе не означает реального снижения нагрузки на бизнес и народонаселение

Среди серо-бурого суглинка президентского послания — от поликлиник до свалок — неожиданно блеснул натуральный бриллиант — предложение Путина о «детальном и всестороннем» пересмотре российской налоговой системы с вступлением нового ее режима в действие с 1 января 2019 года. Подлинно, сенсация: в течение последнего десятилетия в отечественную налоговую систему лишь эпизодически вносились не чересчур масштабные изменения, в то время как «столпы» — плоская шкала подоходного налога, индексируемое по стоимости нефти обложение сверхдоходов нефтегазового сектора и НДС как несущая основа всей фискальной конструкции — оставались незыблемыми.

Сколько собирать

Налоговый проблема, безусловно, важен для современной России. В первую очередь потому, что при умеренных стоимостях на нефть бюджетная система трещит по швам, а накопленные углеводородные резервы тают на глазах и скоро будут целиком исчерпаны без надежды на восстановление. Кроме того, несмотря на внешнюю умеренность, налоги (в совокупности с квазифискальными платежами) нередко упоминаются как одна из составляющих плохого инвестиционного климата в краю. Наконец, зашкаливает уровень имущественного и доходного неравенства, и частичным решением этой проблемы могло бы сделаться введение прогрессивного налогообложения — в отношении как доходов, так и, вероятно, собственности физических лиц.

Каковы шансы на решение этих и других проблем при пересмотре параметров налоговой системы? Чтобы подобное обсуждение имело резон, оно должно выйти далеко за рамки, собственно, налоговой системы.

‘);
setTimeout(arguments.callee, 50);
return;
}

if (!window.jwplayer) {
s = document.createElement(‘script’);
s.src = «//content.rbc.medialand.ru/templates_r/jwplayer/jwplayer.js»;
s.type = ‘text/javascript’;
parEl.parentNode.insertBefore(s, parEl);
setTimeout(arguments.callee, 50);
return;
}

window.jwplayer.key = ‘t3/gzoTw74tQdZgYlxSwzsrmSt96w0Y8EcIVQw==’;

var styleStr = «»;
styleStr += «width : auto;»; //2006

try {
if (true === parent.rosbusinessconsulting.config.get(‘articleColumn’)) {
styleStr += » margin-right : 0;»;
}
} catch (e) {}

try {
if (!parent.deviceType) {
if (parent.projectVersion == ‘rbc7’ || parent.bannersVersion == ‘v7’) {
styleStr += » margin : 0px -110px 0px 0px;»;
} else {
styleStr += » margin : 0px -216px 0px 0px;»;
}
}
} catch (e) {}

try {
if (parent.projectVersion == ‘rbc7’ || parent.bannersVersion == ‘v7’) {
styleStr += ‘ max-width: 770px;’;
}
} catch (e) {}

parEl.style.display=’block’;
parEl.style.cssText += styleStr;
parEl.innerHTML = »;

s = document.createElement(‘script’);
s.src = «//static.videonow.ru/vn_init.js»;
s.setAttribute(«data-profile», «1351319»);
s.type = ‘text/javascript’;
s.defer = true;
parEl.parentNode.insertBefore(s, parEl);

window.addEventListener(«orientationchange», function() {
setTimeout(function () { window.scrollBy(0,1);} ,200);
})
}

run();

})(random);
} else {
(function(d, url) {
setTimeout(function() {
if (window.dfp_sync_var) return;
var s = document.createElement(‘script’);
s.type = ‘text/javascript’;
s.src = url;
d.parentNode.insertBefore(s, d);
}, 200);
})(d, ‘http://engine.rbc.medialand.ru/code?pid=2006&gid=2&oin=1&rid=’ + random + extra +’&dreferer=’+escape(dreferrer));
}
}
// —>

Прежде итого невозможно обсуждать налоги, не понимая, сколько их нужно собирать, а основное — для чего. Поэтому всякая рациональная дискуссия о налоговой системе не может не затрагивать проблема о минимально необходимом объеме государственных расходов, о том, какие мандаты должны реально финансироваться бюджетом, а какие нет. Между тем, как можно судить, вопрос о функционале государства российского всерьез никем не ставился и в предвыборном году вряд ли будет поставлен.

Кушать и тесно связанный с этим вопрос о неналоговых обременениях. Как популярно, фискальная нагрузка, которую несут отечественные предприниматели, вдали не исчерпывается формализованными платежами, описанными в Налоговом кодексе (взять, к образцу, ту же систему «Платон»). Поскольку новые налоги впрыскивать действительно сложно, для стрижки шерсти с подопечных бизнесов государственные структуры умело прибегают к обходным маневрам, а все слова прекратить подобные практики остаются голыми декларациями.

Неужели в таких условиях предстоящий диалог повергнет к снижению налогового бремени? Столь любимая либертарианцами искривленная Лаффера, описывающая рост поступлений в результате снижения ставок налогообложения, — это скорее умозрительная конструкция, чем описание реально существующего феномена. А потому основное курс и главный результат налоговой дискуссии довольно легко предсказать: обсуждение будет ходить увлекательно перераспределительный характер — с кого нужно брать вяще, чем сейчас, а с кого меньше, но в итоге нас неизбежно ждет всеобщей повышение налогов.

С кем обсуждать

Перенос акцентов налогообложения подлинно надо серьезно обсуждать, но не только с объединениями бизнеса, грезящими о снижении совокупной нагрузки за счет ее перекладывания на население, но в первую очередность с самим населением, которое и несет основное фискальное гнет. Вроде бы для представительства финансовых интересов населения существует парламент, но это парламент вообще, а не наш, отечественный. Довольно вспомнить, что последний раз депутаты и сенаторы осмеливались покуситься на основные параметры федерального бюджета, внесенного правительством, свыше десяти лет назад. А в этих бюджетах немало чего было — и замораживание (конфискация) пенсионных выплат, и упразднения социальных индексаций, и сворачивание бюджетной сети, и снижение региональных трансфертов, и замораживание строек, и прочие рестрикции. Немного оснований ожидать, что в этот раз парламент вдруг окажется несговорчивым и начнет отстаивать интересы обычных граждан. Кроме того, лица, принимающие в России все значительные решения, до сих не замечены в самоограничении — способны ли они пойти на заметное увеличение обложения собственных доходов и собственности по прогрессивной шкале?

Для примера того, как планируются и реализуются проблемы налоговой политики в современной России, достаточно вспомнить так именуемый налоговый маневр в нефтяной отрасли, задуманный как снижение экспортных пошлин с одновременным повышением НДПИ на нефть. Изначально налоговый маневр был устремлён на усовершенствование структуры внутреннего рынка нефти и нефтепродуктов, а также на модернизацию отечественной нефтеперерабатывающей области, однако резкое снижение цен на нефть привело к заметному изменению намеченных пропорций распределения доходов между нефтяниками и бюджетом, добычей и переработкой, а также между самими компаниями. В итоге нефтепереработка осталась не модернизированной, а сам маневр вызывал все больше нареканий со сторонки отрасли. В 2016 году маневр был правительством фактически дезавуирован: упразднено запланированное снижение вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты, повышен сверх проектного степени НДПИ на газ, а с апреля — еще и акцизы на основные нефтепродукты. Легкость, с какой пересматриваются ранее принятые «стратегические» решения, не может не возбуждать сомнений в отношении будущих налоговых обсуждений и долгосрочной стабильности правил игры, какие будут в итоге установлены.

Зачем же сейчас вдруг потребовалось заявить о предстоящей налоговой революции? По всей видимости, это тот случай, когда процесс куда значительнее результата. Вселить в деловое сообщество надежды на фискальные поблажки и включить его в дискуссию о налоговых ставках и коэффициентах вполне уместно в условиях стагнации, отсутствия внятной экономической политики и видных перспектив развития.

Таким образом, за бриллиантовый блеск выдается будет банальная по своему содержанию политтехнологическая обманка. Скорее итого, под соусом кардинальной налоговой реформы будет обсуждаться совершенно не то, не с теми и не так.

Результат окажется соответствующим.


Точка зрения авторов, статьи каких публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.