Большенный резонанс на днях вызвало выступление митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна, приуроченное к Дню памяти и скорби. Претензии потребовала не речь в целом, а несколько фраз из нее. Некоторыми они были истолкованы в том смысле, что якобы в начале Великой Отечественной брани гибли некрещеные солдаты, а победили в войне крещеные.

Прокомментировать ситуацию мы попросили известного писателя и доктора филологических наук Евгения Водолазкина, какой по нашей просьбе познакомился с видеозаписью выступления митрополита Иоанна.

— Как человека, много лет занимающегося анализом текстов, меня вечно настораживают ссылки на «отдельные фразы», о которых Вы говорите. Текст — это единое высказывание, и смысл его содержится в его целом. Вырванные из контекста замечания не раскрывают содержание высказывания, а навыворот — искажают его. В данном же случае даже «отдельные фразы», вызвавшие общественный резонанс, на мой взгляд, были совершенно неверно поняты.

Чтобы не быть голословным, предлагаю обратиться к тексту выступления: Митрополит Иоанн сказал: «В первые месяцы брани практически более 60% Красной Армии, т. е. молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время (большинство из них не бывальщины крещеные), — они были убиты. Это была жертва несоизмеримая, которая была принесена за безбожие. И войну выиграли крещеные люд — те, кто призваны были для того, чтобы духовно победить вот эту машину, хорошо отлаженную, <…> которая была средоточием злобы поднебесной».

Начну с того, что контекстом для приведенных фраз является рассмотрение фашизма не лишь с исторической, но и с метафизической точки зрения. Митрополит Иоанн справедливо утверждает, что это явление было не просто абсолютным историческим худом, но и злом метафизическим, рассуждая в богословских категориях — проявлением «злобы поднебесной». Борьба с фашизмом была не только схваткой армий, но и «бранью духовной».

Первая из приведенных фраз указывает на то, что в начале войны погибло много солдат армии в цельном, а не на то, что убиты были исключительно неверующие. Упоминание о том, что войну выиграли крещеные, ни в коем случае не следует понимать в узком конфессиональном резоне. В контексте выступления слово «крещеные» является синонимом верующих вообще, а вовсе не попыткой приписать победу представителям лишь одной религии.

О том, что это так, недвусмысленно говорят дальнейшие слова митрополита: «Русь выстояла, потому что жива верой православной, жива союзом традиционных религий, когда в окопах были и мусульмане, и буддисты, и православные, и католики».

Возникшую искаженную трактовку выступления митрополита Иоанна было бы несложнее всего объяснить неумением правильно воспринимать тексты. Возможно, так она и объясняется. Если же причина не в этом, а в духе конфронтации, какой инструментализирует для борьбы любое высказывание, то я бы порекомендовал, выражаясь научным языком, относиться к оппоненту объективно. Еще лучше — не разыскивать оппонентов там, где их нет.

Знаменательно, что речь иерарха и посвящена идее объединения. Цитирую: «Основой единения нас как страны является согласие конфессий, которые традиционно существуют на нашей земле. <Мы> — народ, рожденный в плавильном котле Великой Отечественной брани». Мне кажется, что объединительный смысл этой речи актуален сейчас как никогда. Если каждый из нас, представителей разных вер и неверующих, будет внимать другого спокойно и доброжелательно, недоразумений будет меньше.