Территория опережающего развития развивается неспешноБолее года назад резиденты территории опережающего развития «Кангалассы» в Якутии заявляли, что вот-вот начнут выпуск товаров, назначенных для нужд стройкомплекса. Сроки сдвигались, но до сих пор на строительном рынке не видать энергоэффективных пластиковых окон, инновационных полиэтиленовых труб и еще немало чего обещанного. Корреспондент «РГ» отправился в индустриальный парк, чтобы на пункте посмотреть, как там идут дела.
Ехать недалеко — 50 километров по асфальту. Территорию опережающего развития ограждает металлический забор. За ним — предпринимательский рай. Там бизнесменов не выдаивают до целого истощения сил налоговики и всевозможные фонды. На небольшом пятачке работают многочисленные льготы и преференции, позволяющие предприятиям без проблем подняться на ноги. По бумагам, на этой площадке разместились десять резидентов. За забором веднеют восемь зданий, в основном строящихся.
Покуривавший на крыльце сторожки охранник удивился:
— А что тут смотреть? Разве что вон туда пройдите — там краски делают. И в далеком цеху вроде начали собирать котлы. А так-то у нас пока негромко.

читайте также

Действительно — тихо, почти безлюдно, да и не разгуляешься тут. Асфальт заканчивается у ворот, а дальше — распутица во всей вешней красе. Впрочем, накануне поездки директор ТОР «Кангалассы» Дмитрий Борисов предупредил, что труды по обустройству площадки выполнены лишь наполовину:
— Надо мастерить водоотведение и строить очистную станцию. Надеемся, что местные воли нас услышат, найдут деньги, и в нынешнем году мы закончим эту труд.
У одной из строек припаркована машина. Из нее доносится музыка, и никакие индустриальные гулы ее не заглушают. Сварщики (экипаж авто) работали внутри дома. Они рассказали, что здесь будут делать пластиковые окна и скоро начнется монтаж черты.
Еще у одной стройки три гастарбайтера замешивали бетон. Сообщили, что строят завод, но затруднились произнести, какой. Про остальные объекты спросить было не у кого, пришлось пометить их как неопознанные.
Собственно, все было ожидаемо. Заявления о скором запуске производств в 2016 году изначально выглядели ранними. Решение о создании ТОР «Кангалассы» правительство России приняло в августе 2015-го. Строить в Якутии можно лишь летом, а пока оформляли документы и обустраивали территорию, год прошел. Кроме того, у предпринимателей различные финансовые возможности. Кто-то смог взять с места в карьер, у кого-то не вышло.
…На предприятие, «взявшее с места в карьер», дальше склада с готовой продукцией корреспондента не впустили. Приняли за конкурента, вынюхивающего секреты фирмы. Их у компании «Бигэ» немало.
— В 2012 году ее основатели пришагали к нам с голой идеей — предложили выпускать краски. Над ними хохотали, потому что рынок завален такой продукцией. Но парни пришлись к делу очень серьезно, начали изобретать оригинальные составы, закупили черту и через три года освоили выпуск 96 видов красок, — рассказал директор технопарка «Якутия» Анатолий Семенов.
«Бигэ» — классический образец сотрудничества хватких и умных бизнесменов с государственными институтами развития. За три года, проведенных под крылом технопарка, они с нуля создали полноценное производство и вышли на базар как конкурентоспособное предприятие. Поэтому без труда первыми соорудили цех в «Кангалассах» и перевезли туда готовую черту.
Заявления о скором запуске производств изначально выглядели ранними. Строить в Якутии можно только летом, а пока оформляли документы и обустраивали территорию, год прошел
— Но лабораторию, в какой разрабатывают новые составы, оставили в технопарке. Они сотрудничают с учеными, и мастерить это проще в городе, а не за его пределами, — уточнил Дмитрий Борисов.
Иных признаков жизни на территории опережающего развития не наблюдалось. Впрочем, оставался шанс увидать кого-нибудь там, где «вроде начали собирать котлы». Побывать в этом цехе было увлекательно еще и потому, что четыре года назад я стал первым обитателем Якутска, который приобрел для загородного дома импортный котел верхнего горения. На одной закладке дров или угля он может пригревать помещение от суток до трех, но оказался не очень приспособленным к эксплуатации в 50-градусные морозы. Адаптировать аппараты к условиям Крайнего Норда и наладить в «Кангалассах» их серийный выпуск пообещала компания «Саха-Липснеле».
На подходе к цеху издали стал слышен лязг металла, и это явно был не heavy metal. Там подлинно работали.
Хотя у этого предприятия тоже есть немало предлогов посекретничать, производственный директор Игорь Жирков провел по всем закуткам, объясняя, что к чему. Впрочем, периодически упрашивал:
— Это пока не для печати. Ладно?
Не для печати было многое — половина железяк в цехе являет собой ноу-хау либо плоды бездонной модернизации исходного варианта. Более того, Жирков сконструировал собственный аппарат и собирается его запатентовать. Его можно будет эксплуатировать в зимнем, вешнем и осеннем режимах — подобная затея применительно к котлу верхнего горения пока не получалось ни одному зарубежному конструктору (возможно, над этим просто не трудились, поскольку в Европе не бывает отопительных сезонов с перепадами температур в 60-70 градусов). Кроме того, Игорь Петрович создает котел для обогрева избушек охотников и коневодов, каким приходится целый день проводить в тайге.
— Удобно будет. Поутру затопил и спокойно проверяй ловушки. Вечером пришел — дома тепло до утра, — повествует он.
— А вот у меня колосник в первую же зиму прогорел…
— Колосники и дверцы будем закупать не в Польше, как мастерит зарубежный изготовитель. Договариваемся с одним из уральских заводов.
— А якорь? Он же хлипкий и весьма плохо распределяет воздух.
— Вот, загляни в котел. Видишь? Совершенно другой сконструировали…

читайте также

Эта компания тоже три года прочертила под крышей технопарка «Якутия». Судя по увиденному и услышанному, предприниматели пора даром не теряли. Технопарк предъявляет к своим «постояльцам» непременное требование: производимый ими товар должен создаваться с инновационными вкраплениями. В случае с «Саха-Липснеле» выговор идет далеко не о вкраплениях.
Впрочем, работать в Кангалассах будут и обыкновенные предприятия, не претендующие на изобретательство. К примеру, здесь собираются мастерить кирпичи. Банальные, красные. Сейчас их в Якутск возят невесть откуда, желая рядом есть отличные глины, а в городе даже есть микрорайон Кирзавод. Вот только самого завода с советских преходящ нет.
— То, что за забором, — лишь самое начало. Здесь будет отворено всего 150 рабочих мест. Однако под ТОР отведено еще несколько площадок. Наша задача — гарантировать их инфраструктурой и привлекать туда инвесторов. Мелких, крупных — неважно. Главное, чтобы давали людям работу, выпускали товары и, поднявшись на ноги, исправно платили налоги, — отмечает руководитель этого пространного, но пока малолюдного хозяйства Дмитрий Борисов.