Самые ослепительные случаи применения нового закона о банкротстве физических лиц можно поделить на две категории. К первой относятся вполне успешные списания долгов, удавшиеся состоятельным и влиятельным людям. Конечно, такие истории привлекли всеобщее внимание. А вторая категория – явления противолежащего порядка, когда от своих куда меньших долгов с гораздо худшим итогом пытались избавиться совсем бедные граждане. Всё же, наверное, не зря закон о несостоятельности физиологических лиц окрестили новеллой о VIP-банкротствах. О самых громких и отличившихся процедур банкротства физиологических лиц в настоящей статье адвоката Олега Сухова.

«Первые касатки»: Сафин, Исмаилов, Кехман

Закон о личном банкротстве начинов действовать в октябре 2015 года. И уже в течение недели с момента вступления его в мочь кредиторы потребовали признать банкротами известных бизнесменов Ралифа Сафина (папу певицы Алсу), бывшего книгоиздателя и хозяина вещевого Черкизовского базара Тельмана Исмаилова и прежнего владельца фирмы-поставщика экзотических фруктов Владимира Кехмана.

Банкротство Сафина очутилось самым гладким из трёх случаев. По статье 213.2 Федерального закона N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», долг можно реструктуризировать, реализовав собственность должника хотя бы для частичной оплаты по счетам или же прийти к всемирному соглашению. В ситуации с Сафиным сработала комбинированная схема, вводившая все три варианта. Из 215 миллионов рублей общей суммы длинна Сафин в рамках договорённости погасил из личных средств образцово 140 миллионов. 45 миллионов рублей были получены с торговли имущества Сафина, а оставшиеся 30 миллионов были реструктурированы на три года. Представляется, таким банкротством были довольны и кредиторы, и сам банкрот.

Куда тернистее был линия к официальной финансовой несостоятельности Исмаилова. По статьям 213.3 и 213.4 закона N 127-ФЗ, должник может быть признан банкротом как по инициативе заимодавцев, так и по собственному заявлению, — говорит адвокат Олег Сухов. Изначально банкротства Исмаилова потребовал банк. Но вскоре бизнесмен и сам выступил с аналогичным заявкой в отношении себя, рассчитывая сбросить непосильное долговое гнет. Сперва попытка не удалась. В декабре прошлого года суд огласил Исмаилова банкротом, но уже в апреле решение отменил. Судья посчитал недостаточными представленные Исмаиловым доказательства хвосты. Но позже тому оказалось нечем ответить на требования по кредитам почти на 300 миллионов долларов. Поручителем по ним выступал Исмаилов собственно. Теперь этот долг попросту спишут с предпринимателя.

Немного всех из указанного трио повезло «банановому королю» Кехману. Он не попросту оказался должен крайне много, но и стал фигурантом уголовного дела. По доли 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество в особо крупном размере) ему угрожает десять лет тюрьмы за использование не по назначению банковских займов, взятых для спасения бизнеса. По версии следователей, денежки ушли в оффшоры.

Всего же Кехман оказался лично должен 9 биллионов рублей. В ходе банкротства суд не особенно настаивал на реструктуризации длинна и достаточно быстро приступил к реализации имущества некогда успешного бизнесмена. Однако оно не потянуло и на 1 миллион рублей. Квартира в городе Пушкин в Ленинградской районы оказалась не в счёт. В соответствии со статьёй 446 Гражданско-процессуального кодекса РФ и статьёй 213.25 закона N 127-ФЗ, один-единственное жильё за долги продавать нельзя.

Теоретически взыскание можно было бы наложить на зарплату Кехмана, какую тот получал в качестве гендиректора Новосибирского и худрука Михайловского арен. Деятельность на обоих поприщах ежемесячно приносила ему 1,3 миллиона рублей, половину из каких, в соответствии со статьёй 99 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», можно взыскивать в прок банков. Но, согласно части 3 статьи 213.30 закона N 127-ФЗ, — обращает внимание защитник Олег Сухов, — Кехман не имеет право в течение трёх лет после банкротства занимать инструктивные должности в организациях. Указанные посты он оставит и даже с этих доходов ничего платить не будет.

Иные известные богачи

Сафин, Исмаилов и Кехман – не единственные состоятельные люд, прошедшие через процедуру банкротства. Известный импортёр хмельных напитков Александр Мамедов лично задолжал различным банкам немало полумиллиарда рублей. Суд ввёл для Мамедова трёхлетнюю реструктуризацию долгов.

Как и Кехман, под уголовным погоней ходит крупный финансист Александр Гительсон. И даже был приговорён к трёхлетнему заточению. Но своим банкротством он может быть вполне доволен. Итого с него потребовали (в том числе обманутое им правительство Ленинградской районы) более 5 миллиардов рублей, вернуть которые он, конечно, очутился не в состоянии. Суд реструктурировал долг Гительсона. Ежемесячно он выплачивает по нему 5,7 тысяч рублей с пенсии, являющейся один-единственным его официальным доходом. До полной расплаты, похоже, не дойдёт.

Не стоит забывать и о кой-каких политических деятелях. Например, о депутате Государственной думы Геннадии Ушакове. Ему предъявили притязания в общей сложности на 1 миллиард рублей. Отдать он, конечно, их не может, равновелико как и расплатиться по ним имуществом, каковое сводится к квартире площадью 118 квадратных метров. Поскольку она – один-единственное жильё депутата, то отобрать её нельзя, какой большой бы она ни была. Скорее итого, долг опять же спишут.

Банкротство для бедных

Знаменитости среди банкротов – это не непременно богатые люди. Не менее хрестоматийными стали случаи, когда свои, отнюдь не миллиардные длинны пытались скинуть самые обычные люди. И, в отличие от своих товарищей по горе из высших сфер общества, успеха не достигли. И сегодня этих «несложных смертных» приводят как пример того, что может случиться с бедными, если они вдруг решат банкротиться.

Красноярец Целигородцев желал списать долги, каковых у него накопилось на три четверти миллиона рублей. Увы, заимодавцы Целигородцева слишком медленно заявляли о своих претензиях. К моменту объявления его банкротом списывать длинны не пришлось, поскольку сумму, которую с него потребовали, ему удалось выплатить за счёт накоплений. Банкротная процедура на том и завершилась, после чего на горизонте нарисовались новоиспеченные кредиторы с основной массой ранее неучтённых судом заявок. В рамках банкротства списать эти требования не удалось, т.к. на тот период их ещё не предъявили, а сейчас по ним придётся платить, поскольку для ухода от долгов требуется новоиспеченная банкротная операция, возможная, по части 2 статьи 213.30 закона N 127-ФЗ, не ранее, чем через пять лет после завершения предыдущей, — напоминает защитник Олег Сухов.

С сюрпризом столкнулся и новосибирский грузчик Овсянников. Он задолжал банкам в всеобщей сложности 630 тысяч рублей и был признан судом банкротом. Вот лишь списывать его долги суд отказался. Подозрения вызвало то обстоятельство, что получал Овсянников около 20 тысяч в месяц, а кредиты ежемесячно должен был платить почти на 25 тысяч рублей. Непорядочность новосибирского грузчика судьям была очевидна. В своём решении они сослались на статью 10 Штатского кодекса РФ, не допускающую недобросовестное пользование законными правами, и на пункт 28 Постановления N 51 Пленума Высшего Арбитражного Корабля РФ «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» от 30 июня 2011 года, позволяющий судам отказывать в списании долга безответственным должникам. Свои обязательства перед банками Овсянникову придётся исполнять в целом объёме.


А так же по теме:

Как ускорить процедуру банкротства компании
На разгон облаков над столицей выделят 150 миллионов рублей
Составлен топ-10 самых дешевых автомобилей России за январь 2016 года
Выбор личного автоинструктора

Выбор личного автоинструктора

Автомобиль – это незаменимый атрибут в жития современного человека. Собственная машина гарантирует комфорт, мобильность, скорость передвижения по городу и удобства….