11 июня в храмах вспоминают святителя Луку Войно-Ясенецкого, хирурга, архиепископа, богослова. Ровесник наших дедушек и бабушек, святитель Лука прожил потрясающую существование, в которой были и аресты, и ссылки, и холод, и голод, и потеря жены, и война. И тысячи больных, которых он прооперировал. И научные открытия в районы регионарной анестезии. И книги, ставшие классикой: «Очерки гнойной хирургии» в медицине, «Дух, душа и тело» в богословии, а еще автобиографическая «Я полюбил страдания» и сенсационная для безбожников — «Наука и религия». А кроме того, более тысячи проповедей, произнесенных в атеистической стране. Стойкость и сила духа этого уникального человека поражают, о святителе Луке Войно-Ясенецком можно написать тома, но мы расскажем лишь о 10 фактах биографии святого, которые помогут понять, откуда у человека такая сила?

1.Что значит удивительная фамилия?

Непривычная для уха фамилия Войно-Ясенецкий принадлежала польским дворянам, ставшим к XVI веке русскими подданными. К XIX веку род обеднел, и про своего деда, мельника, святитель Лука строчил: «курная изба, лапти, на медведя с рогатиной». Отец святого выучился на фармацевта, «набожный католик, он был человеком незапятнанной души, ни в чем не видевшим дурного, всем доверявшим, хотя по работе был окружен людьми нечестными». Мать, Мария Дмитриевна, популярна тем, что постоянно помогала — арестантам, раненым. Третьего ребенка — Валентина — как и остальных четверых, воспитала в православии.

2. О пользе юношеских метаний, максимализма и упорства

О медицине гимназист Валентин не помышлял — с буквальными науками было туговато, мечтая стать художником, учился живописи в Мюнхене. Потом увлекся народничеством, сделался толстовцем: спал на полу, ездил с крестьянами косить рожь. В двадцать лет писал Толстому, просил повлиять на семейство, отрицательно относившуюся к учению писателя. Прочитав запрещенную в России книгу кумира «В чем моя вера», в толстовстве разочаровался, а юношеский максимализм остался. «Я разрешил, что не вправе заниматься тем, что мне нравится, но обязан заниматься тем, что полезно для страдающих людей». На медицинском факультете Киевского университета обучался уже блестяще, Валентину прочили карьеру ученого, а он заявил: «Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь земским мужицким доктором». И действительно, с 1905 г. до 1917 г. служил врачом в самой глухомани, только науку не бросал. И в тюрьмах, и в лагерях, и после десятичасового зачисления и оперирования больных обобщал опыт, писал труды по анестезиологии и гнойной хирургии. Но начал «карьеру» доктора Войно-Ясенецкий, уехав на Далекий Восток: шла Русско-японская война.

3. Женитьба на девушке, давшей Богу обет безбрачия

Сестра милосердия Анна Ланская — «святая сестра», как именовали ее раненые, покорила военно-полевого хирурга «не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью». Два врача упрашивали ее руки, но Ланская, дав обет безбрачия, им отказала, а вот перед Валентином Феликсовичем не устояла. Родила четверых детей, помогала с нездоровыми и умерла в 1919 г., в тридцать восемь лет, от туберкулеза, после первого ареста мужа.

4. Хирург от Бога? Да, плюс беспрерывная работа над собой

Гениальность Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого как хирурга поражала и больных, и коллег: очевидцы рассказывают, что его длани, даже когда архиепископу Луке исполнилось 60, были «необыкновенно точны, соразмерны и виртуозны». «Тончайшее эмоция осязания, очевидно, было врожденным у отца, — вспоминал сын Михаил. — Он как-то, беседуя с нами, его детьми, на эту тему, разрешил доказать нам это «на деле». Сложил десять листков тонкой белой бумаги, а затем попросил давать задания: одним взмахом заостренного (это было обязательным условием!) скальпеля разрезать любое количество листков. Опыт оказался удачным. Мы были потрясены!» Оперировал он Лука Войно-Ясенецкий 68 лет!

5. Видеть в больном страдающего человека!

Редкостным было и отношение доктора к нездоровым. «Приступая к операции, — учил он будущих хирургов, — надо иметь в виду не только брюшную полость и тот интерес, какой она может представлять, а всего больного человека, который, к сожалению, так часто у врачей именуется «случаем». Человек в летальной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в прямом, но и в переносном смысле Поэтому не только выполните значительную задачу подкрепить сердце камфарой, но позаботьтесь о том, чтобы избавить его от тяжелой психической травмы: вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белоснежных халатах, масках — усыпите его вне операционной. Позаботьтесь о согревании его во время операции, ибо это чрезвычайно важно».

6. Стать священником, когда люд боялись даже упоминать о Боге

В 1921 г. Войно-Ясенецкий появился в коридоре ташкентской больницы в рясе и с крестом на бюсты. Обратившемуся к нему по имени-отчеству ответил: «Валентина Феликсовича больше нет, есть священник отец Валентин». «Надеть рясу в то пора, когда люди боялись упоминать в анкете дедушку-священника, когда на стенах домов висели плакаты: «Поп, помещик, белоснежный генерал — враги Советской власти», мог либо безумец, либо человек безгранично смелый. Безумным Войно-Ясенецкий не был… — вспоминает медсестра, трудившаяся с хирургом. — Перед тем как начать операцию, он должен был обязательно перекрестить ассистента, операционную сестру, больного. Он делал так вне подневольности от национальности и вероисповедания пациента. Однажды больной, по национальности татарин, спросил: «Я ведь мусульманин, зачем вы меня крестите?» «Под Господом все едины», — прозвучал ответ». В 1923 г. отец Валентин принял монашеский постриг с именем Лука — в честь евангелиста Луки, доктора. В том же 1923 г. был тайно рукоположен в епископы, а через неделю его арестовали — начался 11-летний период ссылок и тюрем. Но ни ссылки, ни станы, ни Великая Отечественная война не остановили его научную деятельность и его служение хирургом.

7. Бесстрашие в вере

«Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? — спросил святителя Луку чекист Петерс (диалог произошел на слушании так именуемого Дела врачей, сфабрикованного властями). — Разве вы его видели, своего Бога?». «Бога я действительно не видел, гражданин социальный обвинитель, — отвечал отец Валентин. — Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил». (Колокольчик председателя потонул в длинно не смолкавшем хохоте зала.

8. Как человек может выдержать такие пытки?

«Был изобретен так называемый допрос конвейером, какой дважды пришлось испытать и мне, — рассказывал святитель Лука об аресте в 1937 г. — Этот страшный конвейер продолжался непрерывно день и ночь. Допрашивавшие чекисты сменяли товарищ друга, а допрашиваемому не давали спать ни днем, ни ночью. Я опять начал голодовку протеста и голодал много дней. Несмотря на это, меня заставляли стоять в углу, но я скоро упадал на пол от истощения. У меня начались зрительные и тактильные галлюцинации. То мне казалось, что по комнате бегают желтые цыплята, и я ловил их. То я ощущал, что под рубахой на спине извиваются змеи. От меня требовали признания в шпионаже, но в ответ я только просил указать, в прок кого я шпионил. На это ответить не могли. Допрос конвейером продолжался 13 суток».

9. «По окончанию войны готов опять вернуться в ссылку»

В начале Великой Отечественной войны сосланный святитель шлет телеграмму в Москву: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать поддержка в условиях фронта или тыла, там, где будет доверено. Прошу ссылку прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку». «В крышке июля прилетел на самолете в Большую Mypту главный хирург Красноярского края и просил меня лететь в Красноярск, где я был назначен основным хирургом эвакогоспиталя, — писал святитель. — В нем я проработал не менее двух лет. Раненые любили меня. Когда я обходил палаты по утрам, меня ликующе приветствовали больные. Некоторые, безуспешно оперированные в других госпиталях и излеченные мною, салютовали мне высоко поднятыми ровными ногами».

10. Жизнь вопреки

С 44 лет, когда, исследуя трупы, хирург заразился возвратным тифом, он «уже ни одного дня не ощущал себя здоровым, болезни преследовали» его. Преследовали, но не смогли победить. Святитель вернул жизнь десяткам тысяч нездоровых, читал лекции (в рясе!), написал 55 научных трудов, оставил 10 томов проповедей. За труд «Очерки гнойной хирургии» епископ-хирург получил Сталинскую премию: 130 тысяч рублей из 200 он передал в ребяческие дома, остальные разошлись по нуждающимся. Скончался святитель Лука в 1961 г., 84 лет от роду, в праздник Всех Святых, в земле русской просиявших. Верующие молятся святителю Луке, испрашивая исцеления от заболеваний.

В одной из проповедей святителя есть такие слова, «сказанные не от разума, а по собственному опыту»: «Вы спросите: «Господи, Господи! Неужели легко быть гонимыми?.» Вы спросите с недоумением, в ваше сердце, может быть, закрадется сомнение, легковесно ли иго Христово? А я скажу вам: «Да, да! Легко, и чрезвычайно легко». А почему легко? Почему легко идти за Господом по тернистому линии? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос; потому что Его безмерная благодать укрепляет мочи, когда изнываешь под игом; потому что Он Сам будет поддерживать тебя, помогать нести это бремя, этот крест» — сообщал святитель Лука.