Все системы SSJ100 трудились штатно, самолет был абсолютно управляем. Такую точку зрения высказал министр промышленности и торговли России Денис Мантуров, оценивая опубликованный ныне предварительный отчет Межгосударственного авиационного комитета (МАКа) о катастрофе SSJ100 в аэропорту Шереметьево 5 мая.

Напомним, что в отчете посекундно восстановлена полотно полета,​ работы систем самолета,​ метеоусловия и действия экипажа.​ Эксперты пришли к выводу, что в самолет попала молния, но расследование крушения еще продолжается.

«Несмотря на попадание молнии в самолет,​ все его системы — связь,​ управление,​ механизация крыла,​шасси,​ тяга двигателей — трудились и позволяли безопасно продолжать полет.​ Судя по расшифровке переговоров,​ самолёт был абсолютно управляем и подконтролен пилоту вплоть до самой посадки»,​ -​ приметил Денис Мантуров.

Министр добавил, что при посадке самолет рассчитан на нагрузку в​ 3,7​ Дж.​ Первое касание самолета с землей случилось с нагрузкой​ 2,5 Дж,​ но второе уже было свыше заложенной в сертификате нормы.​ Фатальным оказалось третье касание. Оно и повергло к катастрофе. Но при этом конструкция самолета выдержала и не разрушилась.​ Что касается шасси, то, как отметил Мантуров, по всем международным стандартам их чувствуют только в режиме однократного касания.​ При экстренной же посадке в Шереметьево было три удара с большой перегрузкой, поэтому они всходили.

Российский гражданский SSJ100​ создан из тех же материалов,​ что и иностранные аналоги,​ а все его системы и агрегаты​ (фюзеляж,​ крыло,​ двигатели и шасси)​ бывальщины испытаны на соответствие жестким требованиям прочности,​ надежности и безопасности.​ ​